Проблемы и перспективы экономического развития стран Латинской Америки

Аналитика

Большинство экспертов, специализирующихся на латиноамериканской проблематике, отмечают крайне сложную экономическую ситуацию, сложившуюся в регионе под воздействием пандемии COVID-19. В 2020 г. общерегиональный ВВП, согласно данным Экономической комиссии ООН для стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК), упал на 6,8 %, что стало худшим результатом с начала XX в. Число латиноамериканцев, проживающих за чертой бедности, увеличилось в прошедшем году почти до 40 %, вернувшись таким образом к показателям 2006 г. В ходе санитарного кризиса наблюдался массированный отток капиталов из региона, произошла девальвация ряда латиноамериканских валют по отношению к доллару. Кроме того, многие государства Латинской Америки оказались вынуждены наращивать долговые обязательства, а это, в свою очередь, может привести к долгосрочным негативным последствиям для макроэкономической стабильности.

Безусловно, есть серьезные основания утверждать, что Латинская Америка в наибольшей степени пострадала от распространения нового коронавируса не только из-за крайне высокого числа человеческих потерь, но и из-за значительного экономического ущерба. Тем не менее кризисные тенденции в развитии региона проявились еще до начала пандемии.

Так, в период с 2014 по 2019 г. общерегиональный валовой продукт на душу населения снизился на 4 %, в том числе из-за падения мировых цен на товары латиноамериканского экспорта и накопившихся структурных дисбалансов. В результате многие достижения в социальной сфере, завоеванные в 2003–2013 г., оказались перечеркнуты. В такой ситуации в целом ряде стран Латинской Америки широкое распространение получили протестные настроения и начались массовые уличные манифестации, затихнувшие лишь на некоторое время в период действия жестких карантинных мер.

Прогнозы, касающиеся перспектив экономического развития латиноамериканского региона в ближайшие годы, как правило, пессимистичны. Так, по подсчетам ЭКЛАК, совокупный валовой продукт Латинской Америки по итогам 2021 г. увеличится всего на 5,9 %, в основном из-за эффекта низкой базы, и лишь 9 из 33 латиноамериканских стран сумеют достигнуть к концу текущего года допандемийного уровня ВВП. В свою очередь, в 2022 г. ожидается снижение темпов роста до 2,9 % из-за недостаточного уровня инвестиций, низкой производительности труда, устаревшей инфраструктуры, высокого уровня социального неравенства и других структурных проблем.

И хотя экономический ущерб от пандемии и скорость восстановления хозяйственной активности в различных латиноамериканских государствах неодинаковы, трудности в той или иной степени затронут почти все страны Западного полушария. При этом особое опасение вызывает то, что в случае сохранения нынешних негативных трендов произойдет дальнейшее отставание латиноамериканского региона от наиболее динамичных экономик мира и еще большее снижение роли Латинской Америки в мировом хозяйстве.

Тем не менее представляется, что ряд обстоятельств может позволить латиноамериканским странам переломить вышеуказанные неблагоприятные тенденции. В первую очередь позитивное влияние на них способна оказать складывающаяся в настоящее время ситуация на глобальных рынках. По мере того как ведущие экономики восстанавливаются, спрос на различные сырьевые товары возрастает, что приводит к резкому повышению их стоимости.

Цены на минеральное топливо, руды, продовольствие и другие товары латиноамериканского экспорта поступательно увеличиваются c начала 2021 г. 4 октября 2021 г. индекс сырьевых товаров Bloomberg, в который входит 23 ключевых вида продукции, достиг максимального значения с 2011 г. Поскольку многие страны Латинской Америки напрямую зависят от цен на сырье, их колебания неоднократно приводили к смене экономических циклов в регионе. Так, период 2003–2013 гг. стал для Латинской Америки «золотым» десятилетием, позволившим достичь определенного социального прогресса и относительной политической стабильности. Последовавшее за этим изменение конъюнктуры на внешних рынках, напротив, спровоцировало длительную экономическую стагнацию и внутриполитическую турбулентность.

Происходящее сейчас резкое увеличение стоимости сырьевых товаров дает основания некоторым аналитикам говорить о начале нового суперцикла в мировой экономике, однако его длительность является дискуссионным вопросом. Часть экспертов полагает, что он не будет столь масштабным и долгосрочным, как в 2000-х гг., так как спрос и предложение в ближайшее время должны прийти к определенному равновесию. Кроме того, множество факторов, в том числе связанных с развитием эпидемиологической обстановки, могут прервать воcходящий тренд в глобальной экономике.

Тем не менее не исключен и продолжительный период повышенного спроса на те или иные сырьевые товары. Очевидно, что реализация любого из данных сценариев окажет прямое воздействие на функционирование экономик латиноамериканских стран, многие из которых испытывают серьезные финансовые трудности. Для них наращивание доходов от экспорта по-прежнему остается одним из основных возможных путей снижения долгового бремени и увеличения объемов внутренних инвестиций, необходимых для успешного развития и сглаживания острых социальных проблем.

Еще одним важным фактором, способным серьезно повлиять на экономическое развитие стран Латинской Америки, является американо-китайское соперничество и связанная с ним трансформация глобальных производственных цепочек. Показательно, что в конце президентства Д. Трампа Белый дом выступил с рядом инициатив по переносу части промышленных мощностей американских компаний из Китая в некоторые страны Латинской Америки. Формирование новых производственных связей в Западном полушарии, по замыслу предыдущей администрации, должно было укрепить позиции Соединенных Штатов в регионе и способствовать экономическому росту отдельных латиноамериканских государств, поддерживающих союзнические отношения с Вашингтоном.

Пока действующая администрация США не предпринимает конкретных шагов по созданию стимулов для перемещения хозяйственных операций американских компаний из Китая в страны Латинской Америки. Многие американские фирмы, сокращающие свое присутствие в КНР, предпочитают вести дела в других азиатских государствах, а не в Латинской Америке. Тем не менее перестройка глобальных производственных цепочек далека от завершения. В связи с этим у латиноамериканских стран появляется возможность стать частью этого процесса и привлекать не только китайские и американские инвестиции, но и компании из других экономически развитых государств.

Так, многие крупные японские и южнокорейские конгломераты, в первую очередь автомобильные концерны, в настоящее время ведут переговоры о наращивании вложений в Мексику. Они стремятся соответствовать положениям соглашения USMCA, согласно которым не менее 70 % стали и алюминия, используемых при производстве автомобилей, а также как минимум 75 % комплектующих должны быть произведены в Северной Америке. Потенциальное формирование таких новых производственных цепочек в Западном полушарии может благоприятно сказаться на экономическом развитии латиноамериканских государств, особенно тех, у которых действуют договоры о свободной торговле с США и ключевыми странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

И, наконец, еще одним источником экономического роста Латинской Америки могут стать глубокие внутренние преобразования. По мнению ряда экспертов, переживаемые ныне трудности способны подтолкнуть элиты латиноамериканских государств к внесению корректив в проводившийся в последние годы экономический курс. Однако направление реформ в разных странах, скорее всего, будет существенно различаться из-за возрастающей идеологической гетерогенности Латинской Америки. Левые и правые политические силы в регионе предлагают совершенно разные проекты развития, а их представления о том, на каких принципах должна основываться хозяйственная деятельность, зачастую прямо противоречат друг другу.

Важно также подчеркнуть, что дальнейшая эволюция ситуации в экономике окажет серьезное влияние на ход внутриполитической борьбы в латиноамериканских государствах. Сейчас на фоне нарастания социально-экономических проблем рейтинги многих действующих президентов находятся на низком уровне, а социологические опросы фиксируют увеличение числа граждан, недовольных представительной демократией и требующих смены правительств. Это, в свою очередь, создает благоприятные условия для прихода к власти различных оппозиционных движений в ходе предстоящего избирательного цикла 2021–2023 гг. Однако нельзя исключать и другого сценария, при котором в результате роста цен на товары латиноамериканского экспорта у правительств появится больше средств для сглаживания социальной напряженности. В этом случае протестная активность, возможно, пойдет на спад, а позиции правящих сил заметно укрепятся.

экономика Латинская Америка Андрей Шишков