Фрау украинский посол рассказывает в Киеве жуткие и нелепые сказки

Мы в СМИ

Посол Германии в Киеве госпожа Анка Фельдгузен призналась в интервью украинскому изданию, что западные страны очень боятся прямого вооружённого столкновения с Россией. У войны говорят «не женское лицо», а вот у дипломатии, особенно немецкой, самое что ни на есть женское — осторожное, выверенное и практичное. Мужчины, конечно, тоже боятся, но они свои страхи призваны скрывать.

Госпожа посол попыталась по-матерински успокоить накрученных пропагандой украинцев, развеяв слухи о возможном «нападении России на Украину» после того, как газовый транзит через самостийную территорию однажды прекратится. А что, легко представить эти «орды с востока», двинувшиеся сначала на Киев, и далее везде, как уже не единожды случалось в истории. В последний раз это было в 1945-м, когда эти дикие русские заняли мимоходом Берлин, а ха век с лишним до этого, в 1814-м, проследовали и дальше, проскакав верхом по парижским улицам.

Ростислав Ищенко украинский политолог, публицист, историк и дипломат считает, что применительно к послу говорить о его половой принадлежности не приходится:

— Посол это посол. Он не является женщиной или мужчиной. А западные страны всегда говорили, что не желают конфликта с Россией. Это не вчера началось, они об этом заявляли постоянно. Когда-то даже было сказано открытым текстом, что не собираются они ввязываться в войну с ядерной державой из-за Прибалтики. И повторяют постоянно.

Послу задали вопрос, он ответил, обрисовав позицию своего правительства. Это ее работа. Вы мне сейчас задали вопрос, я отвечаю, а если бы не задали, не ответил. Если мы попросим продавщицу в магазине нарезать колбасу, она это сделает, точно так же задача посла — максимально точно формулировать позицию своего государства…

Из нашего не очень прекрасного, но все-таки далёка не очень понятно: для чего вообще нужно нападать и воевать после того, как транзит российского газа по территории Украины, предположим, прекратиться? Транзит — это примерно треть дохода бюджета Украины. И этот пункт постоянно снижается. Рано или поздно он может вовсе прекратиться. Но воевать-то зачем? Ведь война на этом как бы кончится.

А между тем трубопровод «Северный поток—2» считают угрозой свой национальной безопасности не только Украина, но также Польша и страны Балтии за компанию. Они, наверное, уже считают себя частью США? Ведь заокеанский сжиженный газ конкурирует с российским. А хорошие холопы — всегда заботятся о своих панах.

Предыдущий посол Германии на Украине Эрнст Райхель тоже пытался эдак по-отечески образумить руководство незалэжной. Он, в частности, заявлял, что свободным выборам на Донбассе ничего не мешает. За это его вызвали на киевский ковер и разъяснили, что там якобы «присутствует российская армия».

Годы идут, а нагнетание ужаса на Европу продолжается по одной и той же простенькой схеме, состоящей из двух пунктов: газ и война. Нынешний президент Украины опять обратился к кандидатам на пост канцлера Германии, попросив каждого из них высказаться о поддержке трубопровода «Северный поток—2», о членстве Украины в НАТО и ЕС, и о судьбе Донбасса, рядом с которым, по мнению Зеленского к государственным границам Украины «стянуто сто тысяч» российских военных.

А еще там живут миллионы «страшных» жителей Брянской области, курян, белгородцев, воронежцев, ростовчан и коренное население Краснодарского края с отдыхающими.

Но в ближайшее время Украина не вступит в НАТО как раз потому, что в альянс не принимают тех, кто уже воюет. Одно из преимуществ организации, с точки зрения его членов — пятая статья Вашингтонского договора, которая запрещает это делать. И все они — боятся вступить с Россией в прямой военный конфликт, о котором недвусмысленно предупреждает военная доктрина нашей страны: будем бить на упреждение.

Да, Украина имеет очень влиятельных партнеров, а точнее патрона, который поддерживает амбиции страны стать членом. Но это случится не завтра.

Сергей Ермаков, ведущий эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) напоминает, что для европейских стран понятна ответственность за нагнетание противостояния с Россией:

— Мало кто из них хочет повторения и холодной войны № 1. Мир изменился, глобализировался. Россия представляет для Германии интерес прежде всего с точки зрения экономики, инфраструктурных проектов и вообще развития. Угроза вооруженного конфликта — это не то, что хотелось бы большинству европейцев.

Есть, конечно, государства, демонстрирующие агрессивную политику. Но речь идет не столько о странах, сколько о правящих режимах Украины, Польши, Прибалтики. Они таким образом хотят повысить свой статус в объединенной Европе. Муссируют так называемую «российскую военную угрозу» и под этим предлогом вносят свой вклад в милитаризацию континента.

К тому же есть США, страна, по привычке считающая себя европейской, не являясь таковой. И при новой администрации там происходит повторение старого. Еще при Трампе сформулирована идея о том, что для Америки главное — геополитическая конкуренция с Россией и Китаем. В процессе европейского турне Байдена подписывалась коммюнике, в котором говориться о том, чтобы тратить больше сил и средств на так называемое «сдерживание России».

«СП»: — Вряд ли война докатится до Германии. Ведь там не хотят не только самой войны, но и ее последствий, хаоса, беженцев. Им достаточно мигрантов из Ливии и Сирии. Украинские беженцы совсем не нужны…

— Мир словно бы уменьшился. Современные конфликты глобальны. Проблема не только в беженцах. Англо-саксонская сцепка продемонстрирована в провокации в Черноморском регионе. Это тот камешек, который призван подтолкнуть регион если не к войне, то к жесткой конфронтации.

Немцы же стараются не ввязываться. Основные противоречия между европейцами и США заключаются в нежелании европейцев вступать в американскую доктрину геополитического противоборства. Ведь речь не только о России и холодной войне № 2. Далее маячит Китай, спорить с которым европейцам совсем бы не хотелось…

Юрий Енцов

Сергей Ермаков Украина НАТО