Прогрессивный налог напомнит бизнесу о российских офшорах

Мы в СМИ

Прогрессивная шкала налога на прибыль для компаний, которые ведут агрессивную политику по выводу дивидендов, процентов и роялти за рубеж, должна привести к пересмотру условий для бизнеса, рассказал ФБА «Экономика сегодня» эксперт РИСИ кандидат экономических наук Михаил Беляев.

В России могут рассмотреть введение прогрессивной шкалы налога на прибыль для компаний, которые ведут агрессивную политику по выводу дивидендов, процентов и роялти за рубеж. Заявление об этом сделал премьер-министр страны Михаил Мишустин в ходе выступления в Госдуме с отчетом о деятельности правительства в 2020 году.

Председатель российского правительства подчеркнул, что власти готовы к такой работе и будут ждать «предложений в том числе от депутатского корпуса», но при этом «важно не убить в бизнесе желание создавать новые продукты и экспортировать их».

«Стремление правительства остановить отток средств за рубеж совершенно понятна – хочется оставить деньги, заработанные в России, в стране, в казне. Власти желают, чтобы они не уходили за границу и тем более мимо налогового законодательства.

Прогрессивная шкала налогообложения может быть одной из наиболее подходящих экономических рычагов вместо прямых запретов, которые не работают, потому что компании находят обходные пути», - оценил предложение премьер-министра РФ Михаил Беляев.

Ставка налога на прибыль в России составляет 20%, а основная часть поступлений распределяется между бюджетами регионов, где работает бизнес. Там, по мнению премьер-министра страны, должно «оставаться больше доходов, чтобы у них было достаточно средств для развития инфраструктуры, социальной сферы и для создания новых рабочих мест».

По мнению Мишустина, «донастройка» налоговых механизмов позволит оставлять доходы «в тех регионах, где работают люди, и чтобы люди видели, что компания, которая добывает что-то или экспортирует из их региона, платит и создает необходимую инфраструктуру для социального развития, для того, чтобы там были школы, детские сады и для создания новых рабочих мест».

Экономист РИСИ Михаил Беляев поясняя, как уходят капиталы за рубеж, уточнил, что прежде всего в этом заинтересованы компании топливного, металлургического, банковского и финансового секторов.

«Посыл изменить что-то всегда выглядит продуктивным, но на практике становится понятно, что некоторые нюансы – это невыполнимые вещи. Организации, ведущие агрессивную политику, всегда могут найти другие причины вывода средств, придать процессу иную окраску, оправдать действия.

К тому же важно место назначения – Кипр, Мальта, Голландия и другие страны уже не так выгодны. Но остаются Виргинские, Каймановы, Британские острова, штат Делавэр США, расположенный у побережья Атлантического океана и другие офшорные зоны для вывода денег», - рассуждает эксперт.

Россия меняет налоговые соглашения

Москве уже удалось изменить соглашения о налогообложении с Кипром, Мальтой и Люксембургом, но не получилось прийти к единогласию с Нидерландами. Поэтому Госдума РФ и Министерство финансов РФ ратифицировали денонсацию налогового соглашения с Амстердамом, где отказались пересмотреть его на российских условиях.

«Голландский капитал в виде налогов и иностранных вложений считается одним из значимых финансовых потоков для России. Но Нидерланды не идут на смену условий, так как для них они не выгодны», - объяснил отказ Амстердама собеседник ФБА «Экономика сегодня».

Россия настаивала на повышении до 15% ставки налога на выплату доходов из страны в виде процентов и дивидендов. Сейчас проценты, уплачиваемые российскими компаниями-резидентами Нидерландов, согласно действующим условиям, не облагаются налогом на прибыль в России, а дивиденды облагаются по ставке 5%.

Контрпредложения Амстердама, пояснили в Минфине, допускали «отдельные каналы для вывода средств из страны». Соглашение позволяет выводить прибыль из России, уплачивая налог по эффективной ставке в 2-3%.

«Единственный способ оставить деньги в России – это создание климата для компаний и выгодных условий реинвестирования средств по сравнению с зарубежными по положительным мотивам без запрета вывода.

Средства должны идти на развитие отечественной экономики, не оседать и приносить прибыль только организациям. Власти должны создать такие условия применения капитала, которые стабилизируют правовой климат, регулирование, судебную систему и позволят рисовать позитивные перспективы. Тогда у компаний останутся капиталы и будут работать на национальную экономику», - поясняет Михаил Беляев.

В случае денонсации соглашения, использование Нидерландов в качестве транзитной юрисдикции будет невыгодным для российских компаний. Смысл разрыва налоговых соглашений с другими странами, по словам премьер-министра РФ, «должен стать заслоном для организаций, которые проводят агрессивную политику».

В Нидерланды из России за 2017-2019 годы, по информации финансового в виде дивидендов ушло 696,8 млрд рублей. При этом сумма удержанного налога составила 32,5 млрд рублей, а в виде процентов в тот же период выплачено 459,16 млрд рублей.

Меры предосторожности замедлят отток средств

Минфин России планирует предложить правительству изменить соглашения об избежании двойного налогообложения с Гонконгом, Сингапуром и Швейцарией для того, чтобы охватить более 90% выплат в транзитные юрисдикции и дополнительно пополнить российскую казну.

Экономист Михаил Беляев уверен, что российская сторона приближается к решению проблемы, так как каждое действие властей в этом направлении свидетельствует о понимании происходящего и последствий.

Нельзя исключать, что сокращение количества путей для вывода средств за пределы страны, заставит бизнес вспомнить о российских офшорных или экономических зонах, отличающихся особыми налоговыми условиями для резидентов.

Автор: Александра Мельник

финансы Михаил Беляев экономика налог на прибыль